Новости
15 ноября 2017, 10:23

«Ничьи люди» из Карасёвки. Они гадают, как пережить наступающую зиму

В соревновании на самый живописный вид Карасёвка — бывшее Карасу-Баши, что в Белогорском районе, могла бы участвовать с высокими шансами на победу. Удивительно красива небольшая зелёная долина с быстрой речкой, по которой вытянулось село. С тыла к нему подбирается лес, взбираясь дальше на холмы и горы. В общем, райское место.

Пешком и на такси Остановка в селе Карасевка. Фото: АиФ/ Глеб Задворнов

И от этого рая — прямо от бетонного павильона автобусной остановки советской выделки (с просевшей крышей и авангардными граффити) до автостанции Белогорска всего одиннадцать километров. Впрочем, конкретно эта остановка несёт чисто декоративную и почти историческую нагрузку, и хочется верить, что она всё-таки не обрушится однажды кому-нибудь на голову. Впрочем, автобуса здесь никто не ждёт: общественным транспортом Карасёвка с «большим миром» не связана. До шоссе местные жители, работающие в городе, шагают около трёх километров. Ребят постарше в соседнее село на учёбу возит школьный автобус. А малыши, которых прихватить в детский садик категорически не позволяют строгие инструкции программы «Школьный автобус», отправляются на такси: по 50 рублей с носа.

«В украинские времена к нам автобус всё-таки заезжал, — рассказывает Наталья Чернобыль. — Дважды в неделю, но ведь мы же могли планировать свои дела. Затем люди из других сёл, Головановки и Алексеевки, стали ругаться: мол, из Карасёвки автобус выезжает полным, им уже места не остаётся. И водители были недовольны, у нас очень плохая дорога: мокро, скользко — уже с трудом автобус проезжает. А теперь — пешком до соседнего села, или на такси. Разве наездишься?» Кстати, карасёвцам обещали, что автобус будет к ним заезжать пару раз в неделю, начиная с 1 апреля этого года. Наверное, это была шутка — уже зима катит в глаза, а общественного транспорта так и нет.

Кто занимается ремонтом дорог в крымских селах? Подробнее

Карасёвка невелика, здесь 75 домов, а живёт около двухсот человек, примерно столько же, сколько до Великой Отечественной. Больше всего народу — свыше 1,2 тысячи по переписи 1989 года, насчитывалось здесь во времена существования военного совхоза. Он давал работу, хорошие зарплаты, жильё. Кончина хозяйства, конечно, осложнила жизнь старожилов, но село никак нельзя назвать умирающим: примерно четверть всего населения — дети. Достаточно людей работоспособного возраста, которые работают в соседних сёлах, Белогорске. Да и до Симферополя, если есть свой транспорт, рукой подать.

…«Ездют, ездют, всё без толку, — констатировала пожилая женщина, бесстрашно устроившаяся на скамейке той самой аварийной остановки в центре села. — Вам-то чего — напишите, а до нас всё равно никому дела не будет». Её односельчане пытались смягчить неприветливость скептически настроенной пенсионерки, рассказывая понаехавшим журналистам сразу о всех бедах Карасёвки — от отсутствия во многих домах воды (это при том, что из речки Карасу-Баши подаётся вода на Восточный Крым!) до ребристой, как гладильная доска, дороги в село.

Домик в деревне вместо отеля у моря. Как в Крыму развивают сельский туризм Вообще-то в Карасёвку нас привели… столбы. Местный житель, Алексей Матвейчук, сомневался, что все они переживут грядущую зиму, и пригласил полюбоваться на бетонных ветеранов, не устоявших перед временем и стихиями.

И вот любуемся. Одни столбы могут составить конкуренцию знаменитой Пизанской башне, другие выщерблены до арматуры то у основания, то сбоку. «Упадёт этой зимой!», — хором предрекают жители села, демонстрируя одну из самых пострадавших опор. «А в РЭСе столбов этих — вот такая гора лежит! — вздыхает кто-то. — Но заменить наши не имеют права…»

Палка для трансформатора

Газа в Карасёвке нет, обогреваются дровами и углем. А свет здесь «вырубается» регулярно, по вечерам — чуть ли не каждые полчаса. И ещё — когда идёт снег или во время дождя. После очередной «отключки» кто-нибудь из местных жителей выходит в чисто поле, где стоит трансформатор. У дверцы, скрывающей внутренности устройства, всегда лежит деревянная палка: ею нажимают на кнопку-автомат, чтобы снова появился свет. Пока, слава Богу, местные электрические ноу-хау срабатывали без вреда для тех, кто их изобрёл… Когда-то электричество подавалось по двум линиям, было два трансформатора, но один сгорел лет пять назад, оставшийся «не тянет» всё село.

Трансформатор в селе. Фото: АиФ/ Глеб Задворнов

Закрытие доступа к трансформатору или его внутренностям для карасёвцев означает лишиться электричества вообще: ну, не могут сюда ездить каждые полчаса — и днём, и ночью, специалисты из местного РЭС. Это вообще спасибо им, что серьёзные поломки, если таковые случаются, ликвидируют.

Аксенов пообещал, что крымчане перезимуют без отключений тепла и света Дело в том, что ЛЭП этого села не стоит на балансе местного подразделения энергопоставляющей компании — оттого нет возможности заниматься заменой тех же столбов, судьбой трансформатора и прочими электрическими проблемами села. Положение у Карасёвки странное: земля — в собственности местной администрации, инфраструктура — у юрлица «Военный совхоз Гурзуфский». Как хозяйство совхоз приказал долго жить с четверть века назад, а кое-какое добро — те же ЛЭП, водокачка, водозаборная (неработающая) башня, водовод, мост, магазин, даже некоторые дома, отошли к тому самому юрлицу. Средств в содержание и ремонт всего этого практически не вкладывалось, инфраструктура ветшала, что-то разваливалось, что-то держится ещё на честном слове.

В старые добрые времена совхозная водокачка работала круглосуточно — в хозяйстве держали дойных коров, постоянно нужна была вода. А излишек шёл через башню, сбрасывался в два ставка, а оттуда уходил в речку. И всем воды хватало. Потом систему частично заглушили, частично разрушили. Люди сами приспособились качать воду, она появляется здесь дважды в неделю по два часа. Водопровод есть у всех, но гнилой и дырявый, не видевший ремонта последние полвека, а то и дольше. И по трубам, напоминающим сито, до одной улицы вода доходит. Остальные жители Карасёвки берут её у соседей или носят из родника.

«Вода у нас техническая, из речки, — объясняет жительница села — Она не очищается, а выше по реке — форелевое хозяйство, мы не раз жаловались, что отходы спускаются в речку, тогда водой вообще невозможно пользоваться. Правда, в последнее время вроде бы такого не замечали. А летом, когда река мелеет, вместе водой идёт ил… В какие-то дома доходит эта вода, в какие-то — нет».

Фото: АиФ/ Глеб Задворнов

«Понимаете, ничьи мы, — объясняет Алексей Матвейчук. — Как чем-то помочь — так: «вы не наши», а как на выборах голосовать, так начинают обещать золотые горы».

Везде — и в местном совете, и в Белогорской администрации, людям советуют запастись терпением. Дело в том, что сейчас идут суды — как раз о передаче карасёвской социально значимой недвижимости в Министерство имущественных и земельных отношений РК. Когда суды закончатся, сколько времени займёт апелляция, если её решит подать одна из сторон, неизвестно. А до этого «часа Х» пальцем, видимо, никто не пошевелит. Но даже когда он наступит, получится ли оперативно проблемы Карасёвки втиснуть в программы, посвящённые сельской инфраструктуре, определить, какие средства на это нужны? Сколько ещё ждать?

Источник: http://krym.aif.ru
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg